Кристина Орбакайте: «Я сама себя продюсирую»

Billboard

Свой новый альбом Кристина Орбакайте готовила несколько лет. Ротация нескольких песен на радио и три саундтрека к популярным в России фильмам («Любовь-морковь», «Ирония Судьбы-2», сериал «Врачебные тайны»), надо полагать, сделали свое дело - пластинка «Слышишь – это я» вошла в первую десятку российского чарта Billboard. Кристина рассказала «Российскому изданию Billboard» о новом материале и записи альбома.

 — В чем же, на ваш взгляд, причина успешности альбома «Слышишь -это я»?

 — Мне очень приятно, что альбом так востребован. Я не слежу за чартами специально, потому что везде разные критерии оценок и они зачастую кардинально отличаются от мнения аудитории. А в связи с распространенным у нас пиратством отследить реальные продажи альбома очень трудно, но ситуация на рынке пару лет назад начала входить в нормальное русло

  Как записывался альбом?

 — Песни я пишу постоянно, вне зависимости от времени года или моего местонахождения. У меня нет такого, что на определенное время я сажусь в студию и записываю все песни сразу – я думаю, что таким образом быстро «иссякну». Я всегда жду «встречи с песней», так она получается более индивидуальной. И альбом, соответственно, выпускаю только тогда, когда чувствую его полноценность, законченность. В процессе записи я сотрудничала с авторами, с которыми работаю уже давно и которые чувствуют меня как артистку. Это Александр Ружицкий, Андрей Мисин, Владимир Сорокин и Олег Попков. Продакшн композиции «Опять метель», например, осуществлялся Константином Меладзе в Киеве, а запись некоторых песен происходила в Москве на студии Анатолия Лопатина. У каждой песни на альбоме своя история, свои чувства. Песню «Опять метель» мы с Аллой Пугачевой записывали на студии в разные ДНИ. С Андреем Губиным я сотрудничала впервые. Хотя он и говорил, что «Снег» – композиция очень лиричная и не в моем стиле, но я убедила его попробовать. Песню «Слышишь – это я» написал один из музыкантов нашего коллектива, а «Я это вижу» мне посоветовала Алла Борисовна. На альбоме также есть композиции с саундтреков - например, «Я нарисую» из фильма «Любовь-морковь», который мне предложил записать Аркадий Укупник.

  Вы часто бываете в США. Планируете ли вы делать карьеру в Америке?

 — В США у меня живет муж, я же туда приезжаю скорее на отдых или на гастроли, поэтому с американским шоу-бизнесом я почти не соприкасаюсь. Но если мне там сделают интересное предложение, то я не откажусь попробовать. Однако я себя считаю русской певицей, и мне удобно работать с нашими аранжировщиками и саундпродюсерами. У меня есть опыт работы на западном рынке, но это были скорее «одноразовые» проекты. На данный момент предложений поработать па Западе у меня нет, да и я туда особо и не стремлюсь. Однако зарекаться не буду.

  Каким образом принимаются решения по продвижению нового материала?

 — Продвижением моих альбомов занимается выпускающий лейбл и пиар-менеджеры. Для альбома «Слышишь – это я» мы не придумывали специальных маркетинговых ходов и хитрых комбинаций, работали скорее по традиционной схеме. У меня нет продюсера, который вкладывал бы в меня деньги и говорил, что и как делать. Я сама себя продюсирую и многое делаю по интуиции. Конечно, мне предлагают планы по промоушну, но я часто отказываюсь. Дело в том, что я не люблю перебарщивать с рекламой, у меня есть определенные требования к материалам. Я четко слежу за тем, в каких изданиях публикуется информация обо мне, на каких обложках появляюсь и так далее. Слежу за тем, чтобы не было антирекламы.

  Планируете ли вы менять звучание ранних песен на более актуальное?

 — Звучание песен постоянно меняется, так как на сцене я работаю живьем. Есть песни со сложной партитурой, которые на концерте исполнять тяжело - в таком случае мы или забиваем часть эффектов в секвенсор, или заменяем этот кусок более простыми решениями. Я не хочу «подорожания» своей музыки. Например, у Тимбаланда (Timbaland) появляются новые звуки и эффекты, он придумывает «фишку», и ей начинают пользоваться все. В результате этого песни подчас становятся похожими друг на друга.

Иногда мы специально меняем звучание, потому что музыкантам надоедает и играть одно и то же на протяжении нескольких лет. Но эти эксперименты касаются только тех песен, которые на сцене пою я одна, – для них мои музыканты придумывают и рэггей, и босса-нову, в результате получаются unplugged-версии. Но композиций, которые сопровождаются танцевальными номерами, мы не изменяем, потому что там все завязано на движении.