Кристина Орбакайте: "Раньше могла уйти, хлопнув дверью. Теперь стала мудрее..."

Hello
21 (618), 24 мая 2016
Сабина Дадашева

КРИСТИНА ОРБАКАЙТЕ. На этой неделе, 25 мая, она отмечает день рождения. О возрасте, детях и гармонии с окружающим миром, которую она обрела совсем недавно, — в интервью HELLO!

Ее жизнь — доказательство от противного. Будучи дочерью самой популярной эстрадной певицы Советского Союза, Кристина Орбакайте самостоятельно сделала успешную карьеру в кино и на поп-сцене, у нее свой зритель, залы всегда полны. Кристина Орбакайте выпустила десять студийных альбомов и каждые пять лет делает новую концертную программу, играла в театре, снялась в более чем 30 фильмах и телесериалах. Она — мама двоих взрослых сыновей: Никите — 25 лет, Дени — 18; с их отцами Кристина рассталась, но, вопреки всему, сумела сохранить дружеские отношения. А четыре года назад, Орбакайте родила дочь Клавдию от своего супруга Михаила Земцова, в браке с которым абсолютно счастлива. У нее нет рецепта успеха — на вопрос, из чего он состоит, она совершенно искренне пожимает плечами. Кристина говорит, что живет интуитивно — будто плывет по течению, но если это и так, то она выбрала какую-то очень правильную реку.

 

— Кристина, с каким на строением встречаете свой личный Новый год?

— С трепетным. День рождения для меня с самого детства — праздник. Может, потому, что родилась я в конце мая и именно в этот день в школах звенит последний звонок. Всегда было ощущение чего-то нового, предвкушение прекрасного лета и светлого будущего — мне и сейчас накануне снятся особенные сны. Раньше в день рождения я обязательно собирала друзей и близких в Москве, причем каждый раз — непременно в новом месте. Пять лет назад я изменила традиции — оказалась в Париже в узком кругу друзей, нас было, наверное, человек шесть. Когда вынесли символический торт, на котором горели свечки, я загадала желание — для 40-летней женщины, казалось бы, странное — родить дочку. Мои сыновья уже выросли, и я в то время начала засматриваться на маленьких детей. К следующему дню рождения у меня был подарок — в конце марта я родила Клавочку. Когда смотрю на дочку в день ее рождения, когда вижу, как она ждет этого праздника и как всему радуется, узнаю себя, будто я сама снова маленькая девочка и завтра 25 мая.

 

— Алла Пугачева как-то сказала в интервью HELLO!, что сцена лечит, а дети молодят. Согласны?

— Конечно. Это факт, проверенный не раз, — за время концерта проходят температура и недомогание. Возраст — не цифры, а ощущения. Некоторые и в 20 лет чувствуют себя стариками, глаза не горят. Я не могу сказать, что сохранила такую
детскую непосредственность и щенячий восторг по поводу всего вокруг, но я точно не устала ни от жизни, ни от профессии, ни от людей. Физически я, конечно, устаю, бывает. Но душа моя такая же, как и в 20 лет, неистасканная. Да и внешне. Я в своем гардеробе нахожу вещи 15-летней давности, которые, во-первых, снова актуальны, а во-вторых, сидят на мне так же, как и прежде, что, безусловно, радует. Вообще, кажется, что Земля стала вертеться быстрее, и теперь люди после 40 выглядят гораздо лучше, чем раньше в том же возрасте. И дети, уверяю вас, молодят. Особенно маленькие. Рядом с ними хочется нетолько чувствовать себя молодой мамой, но и быть ею.

 

— При этом старшие — уже совсем взрослые мужчины: Дени в день нашей съемки исполнилось 18, Никите в день выхода журнала уже будет 25. У них своя жизнь, они не живут с вами. Как часто собираетесь вместе?

— В праздники собираемся точно — это святое. Обязательно отмечаем всей семьей католическое Рождество, Новый год и дни рождения. В день рождения Дени в этом году Никиты не было в стране — улетел в Америку. Он уже взрослый человек, артист, у него насыщенная жизнь, но 25 мая он непременно будет. Они разные, да. Никита живет, дышит, болеет музыкой. Мне нравится то, что он делает. Никитос выбрал непростой путь — заниматься рок-музыкой здесь, в России. Не знаю, хватит ли у него сил, нервов, терпения занять свою нишу в этой сфере. Для нашей семьи это абсолютно незнакомый мир — мы же представители поп-индустрии, поэтому совершенно не можем ему помочь ни хорошим музыкальным материалом, ни советом. Но я уверена, что у него все получится. Дени в этом году оканчивает школу и сейчас весь в учебе, готовится поступать в университет. Помню, когда Никита оканчивал школу, мы сильно нервничали — аж перекрестились, когда все завершилось. (Улыбается.) Для старшего учеба была повинностью, и то, что он все-таки получил аттестат, стало победой. С Дени в этом плане проблем меньше: он любит учиться, очень целеустремленный. За него я так не беспокоюсь. Он всегда успокаивает меня: «Мама, не волнуйся, все хорошо, я справляюсь». А младшая у нас — воспитатель. (Смеется.)

 

— Маленькие дети часто манипулируют круче, чем взрослые...

— Именно так. Со старшими мы уже многое прошли, слишком хорошо друг друга знаем. (Смеется.) Я, даже получая от них СМС, понимаю, по какому поводу они обращаются — с просьбой или проблемой. «Мамуль» — готовься! А «Мусик» — совсем другое. С Клавочкой мы еще только узнаем друг друга. Ведь, пока ребенок в люльке, ты его еще можешь воспитывать, а когда он встает, начинает говорить, узнавать этот мир — все, поздно, и уже непонятно, кто кого воспитывает. Всегда тяжело уезжать от ребенка на гастроли. Клавдия — человек настроения. Если в хорошем — легко нас с Мишей отпускает, когда приходится уезжать. Если нет — берегись! Раньше, когда сыновья были маленькими, я контролировала их жизнь, будучи на гастролях: звонила с мобильного или из номера гостиницы. Теперь проще — можно не только услышать, но и увидеть ребенка в любую минуту. Говорим с дочкой по видеосвязи FaceTime, она нам с мужем: «А вы где? В гостинице? Покажите вашу комнату, а что за окном?» Мы с Мишей порой смеемся между собой, вспоминая ее поведение и приколы.

 

— Современных детей довольно трудно удивить — их заваливают подарками, они с младенчества путешествуют, много видят. Вам удается удивлять?

— Пока удается. Дочь, как и я, ждет своего дня рождения, любит Новый год. Знает, что будет праздник, — не каждый день ее игрушками заваливают. И конечно, ей необходимы впечатления — Диснейленд, если мы в Америке; какие-то интересные шоу и спектакли, если в Москве. Она любит потусоваться. (Улыбается.) У нее первый вопрос, когда мы забираем ее из садика: «Мы не домой?» «Нет, домой». — «Ну почему?!» Ей нравится общаться с детьми, играть, что-то изучать, она все время хочет куда-то двигаться, идти, ей не сидится на месте.

 

— В этом она, пожалуй, не в вас, Кристина, — вы ведь не часто выходите в свет...

— Ну почему же. Меня по жизни тоже все время кудато несло, тоже не хотелось домой. Понятно, что, когда есть дети, ты стремишься быть с ними как можно больше, дети — это святое. Но состояние «не домой», это стремление к движению, было во мне всегда. Знаете, мне не нравилось быть ребенком. Необходимость учиться и зависимость от взрослых, от родителей меня напрягали. Мне всегда нужны были свобода и независимость. Я говорила,что хочу вырасти, поскорее
стать взрослой, но не стареть. (Улыбается.)

 

— Творческим людям часто свойственно обостренное  чувство свободы...

— В творчестве я как раз очень организованный человек, ведь продумывание концертной программы, сложных постановок — это огромная ответственность. На киноплощадке, например, мне нужен жесткий режиссерский контроль. А вот за сценой необходима совершенная свобода. Не люблю какие-то ограничения, когда меня загоняют в рамки, закручивают гайки, ставят мне условия, например «выбирай — работа или дом». У меня сразу возникает внутренний протест. В юном возрасте, оказавшись в таких тисках, мне приходилось вырываться. Удачно, я считаю. Сейчас рядом люди, которые меня понимают и не задают неожиданных и неприятных вопросов. Моя жизнь гармонична, в ней органично переплетены и
работа, и семья. Мы с мужем друг друга поддерживаем, даем воздух друг другу.

 

— В вашей жизни были и взлеты, и падения. Были разводы. Редкие, но все же скандалы. Вы всегда достойно выходили из сложных ситуаций. Сейчас понимаете, за счет каких своих качеств?

— Я никогда не обдумывала свои шаги, может быть, поэтому моя жизнь похожа на лоскутное одеяло. Я просто живу и действую в зависимости от предлагаемых обстоятельств. Плыву по реке, по течению. Если неожиданно река повернула, действую быстро; то, как плыть, выбираю обычно сердцем. А бревно, которое встречается на пути, стараюсь как можно скорее обойти. Не то чтобы я не борец — просто не вижу смысла в конфликтах, интригах. Мне лень, у меня нет на это времени. Наверное, потому, что я с самого детства публичный человек, для меня пристальное внимание к моей частной жизни — это норма, и понятно, что, выбрав профессию артиста, я должна играть по определенным правилам. Да, я постоянно на виду, но стараюсь не переборщить и быть всегда интересной. А свою личную жизнь я пытаюсь если не оградить, то хотя бы не привлекать к ней лишнего внимания. В моей жизни действительно было все: и проблемы, и эмоциональные всплески, но я рада, что все сложилось именно так, как сложилось.

 

— А что изменилось в вас кардинально с тех пор, как началось движение по этой реке?

— Да знаете, кажется, ничего. (Смеется.) У меня такое впечатление, что я осталась совершенно такой же. Разве что появилась терпимость. Потому что, несмотря на мой нордический вид, я очень вспыльчива, хотя и отходчива. Мама в детстве меня называла «спичкой» — так легко я «вспыхивала». Теперь я более спокойна. Особенно в семье, в быту. Раньше могла уйти, хлопнув дверью. Мне было все равно: будет завтра, думала я, начну жизнь с чистого листа. Сейчас стала мудрее, наверное.

 

— В 2013 году вас удостоили звания заслуженной артистки России. На фото с президентом у вас такое счастливое лицо. Для вас это признание?

— У меня на том фото не счастливое, а смешное выражение лица. Когда другие деятели культуры выходили получать нагрудный знак из рук президента, оркестр играл какуюто музыку, а когда вышла я — зазвучала моя песня. Я не смогла скрыть свое удивление. Мне кажется, президент сам растерялся, а я такая — эх, легкомысленно к нему подпорх нула. В нашей стране звание — это скорее традиция, хотя, конечно, приятно, не спорю. Но вот раньше, в советские времена, я помню, звание давало какие-то привилегии, например заслуженным — лишние квадратные метры на кладбище. Да- да, не смейтесь. А вот народным квартиры полагались. Теперь признание — это полные залы на концертах и любовь зрителей.

 

— Вы готовите новую концертную программу. Какой она будет?

— Живой, неожиданной, искренней и очень понятной. Мой первый большой сольный концерт в Москве был 17 лет назад, и я хорошо знаю нашу публику — она консервативна. Зритель полюбил артиста в определенном образе — значит, необходимо держать свой стиль, стараться не меняться, не стареть. Мне понравилось интервью с Константином Райкиным, в котором он в том числе говорил о зрительском восприятии. Вышел фильм «Труф - фальдино из Бергамо», который сделал Райкина очень популярным, и прошли годы, лет, скажем, 20. И вот встречают его зрители, смотрят и вздыхают: «Да-а-а, в «Труффальдино» вы другим были!» Поэтому я не сомневаюсь, что есть люди, которые меня сегодняшнюю сравнивают с той, что была в фильме «Чучело». И думают: «А Чучело-то выросло!» (Улыбается.) И правда выросло… в сильную женщину, актрису, певицу и мать.

 

ТЕКСТ: САБИНА ДАДАШЕВА

ФОТОГРАФ: ДМИТРИЙ ИСХАКОВ

СТИЛЬ: АЛЕСЯ МАТЯЩУК

MAKE-UP: ЕЛЕНА ЗУБАРЕВА/PRO.FASHIONLAB

ПРИЧЕСКА: МАРИНА МЕЛЕНТЬЕВА/PRO.FASHIONLAB

ПРОДЮСЕР: АРИНА ЛОМТЕВА

ВЫРАЖАЕМ БЛАГОДАРНОСТЬ MOTEL BAR ЗА ПОМОЩЬ В ОРГАНИЗАЦИИ СЪЕМКИ