Кристинин ход

GLAMOUR
Станислав Ростоцкий

Вы внимательно следите за тем, что о вас говорят и пишут?

Ну, я конечно, не начинаю утро с того, что в интернете смотрю, сколько раз меня упомянули. Если уж написали нечто совсем несусветное, то, конечно, мне рассказывают. А так с прессой я имею дело при разъездах, в дороге.

В самом начале творческого пути не было такого, чтобы вы собирали материалы про себя, вырезали из журналов снимки?

Пожалуй, было. Что-то сохранилось, что-то нет. Но я на самом деле жалею, что не уделяла должного внимания архиву, потому что теперь невозможно найти какие-то очень нужные вещи. Например, очень долго не могла в свое время элементарно отыскать свой собственный первый альбом. Мне в этом помогла поклонница, она с детства любила мои песни, а мне очень нужны были мои первые записи, и вот тогда она меня выручила.

У вас в офисе немало дипломов, статуэток, призов…

На самом деле, я не особенно избалована наградами и званиями. Хотя, впрочем, меня упорно объявляют заслуженной артисткой. Как-то на одном из концертов случайно ошибся редактор, и меня представили именно так. Я выхожу, говорю: «Да нет, я еще не заслужила такое звание». Но с тех самых пор так и пошло, что меня объявляют исключительно как заслуженную артистку России.

Хорошо, что не наоборот.

Конечно. Но просто сейчас столько наград развелось всевозможных… Столько фестивалей, номинаций самых разных – и серьезных, и несерьезных, и глупейших совершенно, из пальца высосанных – что порой не реагируешь и не обращаешь внимания.

В фильме «Любовь-морковь» вы сыграли мужчину в женском обличьи. Были ли для этой роли прототипы? Ориентировались на кого-нибудь?

Нет. Нужно было дать очень четкий, именно собирательный образ – мужской характер как таковой. Просто по опыту ты уже знаешь, что в той или иной ситуации подумает женщина, что – мужчина. И если женщина будет, например, охать и вздыхать, то мужчина просто встанет и уйдет.

А если говорить о вопросе самостоятельности и равноправия? Вас можно хоть в некоторой степени назвать феминисткой?

Да, спокойно. Но это отнюдь не означает, что я ощущаю себя мужиком в юбке. Я чувствую себя абсолютно самодостаточной и сильной женщиной. По сути, я очень мягкий, скромный человек, который не желает принимать какие-то глобальные решения. Но в какой-то момент мне просто стало скучно, и я решила сделать жизнь более интересной и насыщенной, и теперь остановить этот процесс невозможно. Мне кажется, что мужчины должны только радоваться, что такие женщины по-прежнему есть, что они рядом, когда это больше всего необходимо, что они иногда становятся их подругами и женами. И я на сто процентов уверена, что это не отменяет хрупкость и романтику.

 

Текст: Станислав Ростоцкий