Не буду второй Пугачевой!

ТВ-ПАРК

Кристина, неужели Быков дал вам роль Лены Бессольцевой благодаря вашему необычному взгляду? 

У него был какой-то свой, созданный им самим, образ героини — девочка с широко открытыми глазами. Быков искал добрый, наивный взгляд, а попадались одни аферистки или дуры. Поэтому он обратился к другому типажу, такому как у меня. 

Тогда вам было 11 лет. А в каком возрасте вы записали песню «Пусть говорят»? 

13. Я это запомнила, потому что в словах припева «да то, что мне так мало лет» изначально было не «так мало», а «тринадцать». Но моя мудрая мама тогда сказала: «Если песня станет хитом, Кристина что, так и будет петь до старости «мне 13 лет»?» 

После вашего дебюта в фильме «Чучело» Алла Борисовна сказала в интервью, что вы ее не подвели. 

Мама не видела ни одного рабочего кадра и не знала, чего ожидать от картины. А после просмотра она и бабушка вышли из зала в черных очках — обе рыдали на премьере. Мама мне тогда сказала: «Спасибо, не подвела!» И я поняла, что это самая лучшая материнская похвала. Кстати, ее реакция на мой дебют стала всех интересовать только после того, как фильм превратился в классику советского кино.

Работа на съемочной площадке «Чучела» как-нибудь повлияла на ваш характер? Может быть, она стала той самой прививкой от жлобства? 

Знаете, у меня достаточно здоровая семья, и кажется, мне эту прививку сделали сразу, как только я родилась. Я никогда не была наглой, невоспитанной и никогда не думала, что могу быть жлобом. (Улыбается). Все благодаря бабушке, которая меня воспитывала до 15 лет, и, конечно, маме — не потому что она любимая певица, а потому что она очень мудрая женщина. 

Но все таки во времена СССР, наверное, вам жилось лучше, чем ребенку из обычной семьи. Все-таки мама — знаменитость! 

В отличие от обычного ребенка, я почти не гуляла во дворе. Мне не знакомы крики из окна «Кристина, домой! Обедать!» Уже с шести лет я пошла в музыкальную школу, с семи — в школу с углубленным изучением английского, с десяти — в балетную. Одновременно в три школы я ходила год, а потом решила уйти из балета. Но я все время была чем-то занята, так что классики, вышибалы, резиночки прошли мимо меня. Признаюсь, когда я занималась фортепиано, то прислушивалась, что же там за окном происходит. Мне всегда хотелось туда — во двор. Но я была очень загружена. Помню, наиболее яркие моменты связаны со встречами с мамой, когда она возвращалась с гастролей. Время, проведенное в ее компании, всегда было для меня праздником. 

Хотелось в детстве братика или сестричку? 

Естественно! Но в какой-то момент во мне проснулся эгоизм, и я резко перехотела. Мне стало страшно от мысли, что придется с кем-то делить мою маму. Я ее и без того редко вижу, а если будет кто-то еще помимо меня, то я просто с ума сойду! 

Как относились к вам одноклассники? 

Первый месяц пальцем показывали, а потом смирились. Но все 10 лет, пока я училась, меня кто-нибудь подлавливал, когда я возвращалась из школы. Об этой проблеме знали, пожалуй, все — от директрисы до уборщицы. У меня был даже свой черный выход. Однажды после сдачи экзаменов в 10-м классе мне пришлось выходить с территории школы гаражами, чтобы не увидели. Одноклассники со временем привыкли к этому и потом уже не обращали внимания. Так что в школе была совершенно здоровая атмосфера. 

Какие у вас были отношения с учителями? 

С педагогом по музыке Еленой Борисовной Клименок я до сих пор в шикарных отношениях. Мы поздравляем друг друга на каждый праздник. Ежегодно 1 сентября ее ученики, каких бы возрастов они ни были, готовят концерт, подбирают мои песни на фортепиано. Я стараюсь не пропускать эти выступления. 

Кристина, вы с гордостью носили пионерский галстук? 

Конечно! Я дорожила им, была в первых рядах, когда посвящали в пионеры. У меня все было по плану — пионерия, комсомол, школа, институт. Это потом, к концу моего обучения, я познакомилась с популярным певцом Владимиром Пресняковым. Мы стали ездить на гастроли, и все мои планы на жизнь поменялись. Я решила — а зачем сразу в институт, надо бы поработать. Творческая жизнь меня закружила. Так что в институт я поступила гораздо позже, чем планировала. 

Сразу ли возникло желание идти в ГИТИС? 

Да. В те года все было предельно четко: ВГИК готовит артистов для кино, ГИТИС — для театра. Но, в отличие от ВГИКа, закончив ГИТИС, у меня была возможность работать и в кино, и в театре. Поэтому выбор был очевиден. Да и к тому же мама заканчивала этот вуз по специальности «режиссер эстрады». Я же пошла учиться на актрису. 

А как стали певицей? 

Дело было после большого перерыва в карьере: я танцевала в балете, родила сына, думала, чем буду заниматься дальше. В тот момент мама была занята подготовкой «Рождественских встреч», тогда Игорь Николаев принес ей песню «Поговорим о том, о сем». На что мама сказала, что она уже выросла из возраста, когда могла исполнять такие песни. Тут-то я и оказалась, что называется, в нужном месте в нужное время. Этот разговор происходил, кстати, в квартире на Тверской, где я редко появлялась. И они мне предложили попробовать спеть эту песню. В итоге мы с балетом «Тодес» сделали прекрасный номер. Впоследствии они помогали мне ставить номера. Должна отметить, что это были люди, которые всегда меня поддерживали. Ведь я тогда столкнулась с критикой, с непониманием, даже в семье. А они говорили: «Не волнуйся, Кристина, что-нибудь придумаем!» 

Неужели критика шла и от мамы? 

И от мамы тоже. Она говорила: «Как хорошо ты танцуешь, может, тебе лучше не петь!» Разные высказывания в мой адрес были… Но я интуитивно понимала, что делаю все правильно. Я верила, что смогу быть непохожей на всех и тем более не буду второй Пугачевой. А ведь именно к этому меня все склоняли — я неприменно должна быть с рыжей копной, в балахоне, с необычным тембром! (Смеется.) 

Мне кажется, что сначала люди приходили просто посмотреть на дочку Пугачевой. 

Сначала, наверное, да. А потом еще раз пришли, и еще раз… Так до сих пор и ходят. 

Что можете сказать о своем творчестве на заре эстрадной карьеры? 

Пела я, конечно, ужасно (смеется), т.е. не совсем обычно. Но в этом и была фишка — петь микстом. Это придумал Володя, он сказал: «Вот все горланят, а ты, давай, будешь такая секси». Отсюда родился образ, кардинально отличающийся от Пугачевой. Вероятно поэтому и начались нападки. 

Как вы развивали голос? 

Я не занималась с педагогом по вокалу, просто пела и продолжаю петь живьем на концертах. 

В одном из интервью вы признались, что вы дважды теряли голос! 

Да. Предполагаю, это случилось от того, что в какой-то момент я начала усердно работать, а опыта не было. Кажется, это у нас наследственное — мама тоже периодически теряла голос. 

В 90-е вы приняли участие в программе «Тема», где вам задали вопрос: «Хотелось ли вам, чтобы ваша мама была обычной женщиной?» Тогда вы ответили, что действительно очень бы этого хотели, что случались моменты, когда вы закатывали истерики «Мама не уходи, брось все, останься со мной!» 

Да, бывали такие моменты. Но мама всегда умела все мне мудро объяснить, я понимала и успокаивалась. 

Своих детей вы, по сути, обрекли на ту же участь

Получается, что если ты артист, то тебе нельзя ни семью заводить, ни детей рожать?! 

А вам часто удается проводить время с детьми? Где вы отдыхаете? 

Я провожу с детьми каждый отпуск. Сейчас мы побывали в Италии. 

Кристина, вы строгая мама? 

Конечно! Дети взрослеют — становится сложнее. Мне приходится быть строгой, у каждого из сыновей сложный характер. Никита - взрослый человек. Раньше могла его шлепнуть, повысить голос, но сейчас он может сказать: «Как тебе не стыдно, как ты можешь так разговаривать со мной. Я сейчас Алле позвоню». 

А вы могли бы маме сказать: «Да ты что, как тебе не стыдно»? 

Моя сакраментальная фраза прозвучала, когда я была карапузом лет 5—7. Мама до сих пор ее вспоминает. Я сидела, смотрела на нее, когда она собиралась на какой-то концерт, и сказала: «Ох, ну что же ты у меня такая непутевая-то?!» 

Алла Борисовна как-то призналась, что она намеренно была с вами строга, не потому что вас не любила, а потому что, хотела, чтобы ее дочь выросла сильной и самостоятельной. Там же она сказала: «Мне кажется, что у Кристины будет тяжелая жизнь». В чем-то она была права? 

Куда денешься от этих проблем, неприятностей и ошибок … Это жизнь! Если бы все получилось иначе, то, возможно, было бы еще хуже. Что Бог не делает, все к лучшему. Одним словом, я стараюсь относиться ко всему максимально позитивно.