Пришла и говорит

inSTYLE
декабрь 2016
текст ЮРАТЕ ГУРАУСКАЙТЕ фото НАТАЛИ АРЕФЬЕВА стиль ЛАДА АРЗУМАНОВА

Кристина Орбакайте широко отметила в мае свое 45-летие и начинает мировой юбилейный тур с новой программой «Бессонница», в рамках которого 8 и 9 декабря в Государственном Кремлевском дворце состоятся два масштабных сольных концерта. Мы отправились в гости к Кристине, чтобы узнать, чем живет, о чем думает и мечтает самая яркая дива российской эстрады.

 

В Москве — первый снег. А мы с Кристиной уютно устроились в красивой гостиной — конечно же, с роялем — ее оформленной в классическом стиле квартиры на Большой Грузинской. Скоро здесь будет стоять новогодняя елка, вокруг которой в католическое Рождество соберется вся семья — большая и самая, пожалуй, известная в стране. Начинаем разговор, как всегда, с работы — предстоящего юбилейного концерта в Кремле.

ЮРАТЕ ГУРАУСКАЙТЕ: Что эти сольники значат для вас и что нового мы увидим?
КРИСТИНА ОРБАКАЙТЕ: Каждый такой концерт — как рубеж, подведение итогов какого-то этапа карьеры. А тут еще и юбилей! Конечно, есть артисты, которые всю жизнь гастролируют с одним и тем же репертуаром — я так не могу, мне нужно постоянно обновляться, поднимать уровень. Важно, чтобы не только публике, но и мне самой было интересно. Для юбилейного тура я пригласила дизайнера по костюмам из Лос-Анджелеса Марину Тойбину, которая работает с Тейлор Свифт, Бритни Спирс, Кэти Перри. Шоу помогает ставить талантливый режиссер Алексей Голубев. Будут как новые песни, так и хиты прежних лет, которые я никогда раньше не исполняла на концертах. И вообще программа в этот раз получается более драматическая, что ли: я буду меньше говорить с залом, а это для меня — новый опыт. Тут сами песни должны вести диалог со зрителем.


ЮГ: Поэтому и название концерта с оттенком драмы?
КО: У меня есть такая песня — «Одна на двоих бессонница». И само слово красивое и емкое — хотя я в него вкладываю скорее лирический смысл: любимые воспоминания, ночные грезы, мечты... Давно хотела его использовать для чего-то масштабного. Хотя, конечно, в нынешние времена создавать большие шоу и гастролировать с ними по стране тоже непросто.


ЮГ: Из-за необходимости повышать цены на билеты?
КО: Да нет, цены как раз не растут — зарплаты падают, и люди уже не могут позволить себе ходить на любимых артистов, как раньше. Чтобы мои поклонники могли меня увидеть, я не должна повышать стоимость билетов. И никогда этого не делала. Поэтому, как и все артисты, вкладываюсь в новую программу, чтобы максимально прокатать ее по стране и другим русскоговорящим местам планеты. Если западный артист отправляется в тур в поддержку нового альбома, то нашему повод не важен. Российский артист в мировом туре всегда, пожизненно (смеется). Все время в строю! Да и я сама стала брать длинные отпуска, только когда появилась Клавдия, потому что хочется побыть с дочкой подольше. А раньше
тоже как сумасшедшая носилась по гастролям.


ЮГ: Ваши старшие дети уже выросли. Вы довольны тем, как они развиваются — профессионально и как мужчины?
КО: Никита уже совсем самостоятельный, живет отдельно. Выбрал, конечно, не самое простое направление в отечественном шоу-бизнесе — рок, но ему нравится: продвижение в массы антипопсы он прямо-таки считает своей миссией (смеется). У него есть группа Multiverse, которая активно выступает с концертами. Это совершенно другой мир, там свои продюсеры, свои приоритеты. Я, может, и хотела бы чем-то помочь, но мы теперь уже совсем из разных тусовок. Так, могу дать совет по выступлению — в том же телешоу «Точь-в-точь», например. Но вот на английском он точно поет лучше меня. А тут вообще удивил всех тем, что засветил в эфире альтернативную хард-рок-группу System of a Down,
совсем неформатную для нашего телевидения. То есть мальчик ведет свою пропаганду. В общем, мы стараемся с пониманием относиться к его выбору, а он, думаю, с тем же пониманием терпит наше творчество. А что делать? Родных же не выбирают. Дени первый год учится в Университете международного менеджмента. Хотя бы один человек в нашей семье будет деловым (смеется). И школу окончил с самым лучшим результатом за всю ее историю. Он умеет собираться, когда надо, договариваться с людьми и четко следовать плану. Мы говорим ему: вот подрастешь, будешь менеджером Никиты — он-то человек творческий, любит витать в облаках... Хотя Дени тут увлекся фотографией и даже завел себе
страничку в инстаграме, где выкладывает свои работы: разные пейзажи с настроением, портреты, предметы. У него хороший глаз, как мне кажется.


ЮГ: Как изменилась ваша жизнь с появлением Клавдии?
КО: Мы все души в ней не чаем. Я очень рада, что дочку родила именно сейчас, 40-летней, когда уже есть жизненный опыт и знаешь ответы на какие-то сложные вопросы. С мальчиками было проще, как мне кажется: все равно, во что одевать, во что играть — посадил за лего, он его и собирает. А день Клавы мне приходится продумывать, планировать заранее. Она ходит в подготовительную школу, поэтому встаем мы рано. Днем у нас балет. Еще думаем про занятия художественной гимнастикой — но, честно говоря, на это уже времени не хватит. Еще Клава любит, когда я ей читаю. Но на ночь рискованно — так устает за день, что тут же засыпает.


ЮГ: А она в кого больше?
КО: Ох, она у нас командир! Что вы хотите, Овен по гороскопу, как бабушка, и характер у нее соответствующий. Мама моя зовет ее Капелькой, но эта капелька умеет проявлять характер и настаивать на своем. И я считаю, что это очень хорошо для современной жизни. Я вот менее настойчива, деликатна, что ли. Нет, я тоже могу настаивать, но более аккуратно, без военных действий... С Клавой же надо уметь договариваться.


ЮГ: Музыкальные гены уже дают о себе знать?
КО: Она пристально следит за всем, что я делаю, знает все мои песни почти наизусть. Любит петь их — перед зеркалом, естественно. Просматривает видео всех репетиций у меня в айфоне, знает и повторяет все мои танцевальные движения. Ей было два года, когда я брала ее на гастроли по Германии, и она даже выходила в самомконце вместе с балетом на поклон. А теперь убеждена, что это ее прямая обязанность — быть на сцене рядом со мной, и сильно расстраивается, когда этого не случается.


ЮГ: То есть лучше все же помнить об ответственности, когда выпускаешь джинна из бутылки?
КО: Да такое впечатление, что я всю жизнь только и делаю, что помню о ней. Раньше была ответственность за образ дочери самой главной в стране «женщины, которая поет». Надо было доказывать, что я не какой-то там мажор, а нормальный человек, который сам себя делает. Потом убеждала всех, что я певица со своим стилем, потом — что хорошая мать. Сейчас же, в век интернета и инстаграма, одна неаккуратно брошенная фраза или выложенная фотография может вызвать бурю негодования — и тоже надо быть начеку. Многим артистам, знаю, это по барабану. Эпатажность и самомнение — хорошие, конечно, качества для шоу-бизнеса. Но у меня другая история: на мне лежит груз некой социальной, если хотите, ответственности. Сбросить его и пойти, к примеру, сниматься в «Плейбой» я не могу, пусть и зовут, — все отнекиваюсь, хотя сейчас это делать уже даже смешно.


ЮГ: А что у вас с кино?
КО: Я, как невеста, — пребываю в ожидании интересных предложений. Комедия «Любовь-морковь» стала настоящим хитом — как только ее показывают по телевизору, получаю море смс от друзей со словами благодарности. Была еще отличная сказка по братьям Гримм с музыкой Геннадия Гладкова «Тайна четырех принцесс», где я играла королеву. Но как-то она неудачно прокатана, так что в итоге толком никто ее не видел. Светлана Дружинина давно вынашивает шикарную идею снять продолжение «Гардемаринов» — мы там все уже очень взрослые, а действие разворачивается вокруг наших детей, — но и для этого нужно серьезное финансирование. Я очень люблю кино и согласна на любой жанр, кроме, пожалуй, фильмов-катастроф, которые органически не перевариваю. А так готова даже на арт-хаус. Просто все думают: если поп-певица, да еще и Кристина, то это должен быть ну очень громкий коммерческий проект. Заявляю: нет! Чем неожиданнее, тем интереснее. Я уже в том возрасте и положении, когда могу экспериментировать в свое удовольствие и никому ничего не доказывать.


ЮГ: А на эстраде это удается?
КО: Пока я остаюсь верна себе, можно сказать, придерживаюсь классики (смеется). Конечно, у меня давно сложился совершенно четкий образ артистки театральномузыкально-танцевального шоу, вполне стильный, без лишней мишуры. Я не гонюсь за молодежной культурой, не схожу с ума из-за того, что надо срочно бежать омодняться, омолаживаться, диджеить или танцевать хип-хоп. Но если вдруг появится необычный, способный меня зацепить материал, я готова экспериментировать.


ЮГ: А кто из западных исполнителей вам интересен?
КО: Стараюсь следить за всеми. Мне нравится, как работают Рианна, Адель, Бейонсе — каждая идеальна в своем жанре. Мы были с мужем на последнем концерте Бейонсе с Джей Зи — ар-н-би и хип-хоп на одной сцене. Когда видишь, как все продумано, с каким вкусом сделано, сколько труда вложено, не можешь не восхищаться. И что еще приятно — в западном шоу-бизнесе нет такого разделения, как у нас сейчас: вот ты — попса, а я — рок, и нам не по пути. Можно не любить тот или иной музыкальный жанр, но уважать друг друга как профессионалов надо.


ЮГ: А почему у нас так происходит?
КО: Все банально: как всегда, недостаток воспитания и культуры. Ну и возросший уровень агрессии в обществе, я думаю.


ЮГ: Какое ваше главное правило в воспитании?
КО: Давать свободу, не давить, не зажимать ребенка, да и вообще любого, кто рядом. Я сама не люблю, когда мне что-то навязывают. Во мне сразу просыпается дух противоречия. Надо уметь заронить зерно, дать почву для размышления, а человек сам решит, что ему нужно, а что нет. В нашей семье все понимают, насколько важно иметь свое личное пространство. И мне повезло, что Миша (муж Кристины, предприниматель Михаил Земцов. — Прим. InStyle) не только активно помогает мне и по дому, и даже по работе, но и знает, когда меня надо оставить в покое. У нас похожие взгляды на многие вещи, у него хороший вкус, которому я всегда доверяю, — это важно для меня-женщины и меня-артистки. Поверьте, мне есть с чем сравнивать. Когда ты одна, приходится думать обо всем на свете, а сейчас я словно бы немного расслабилась.


ЮГ: У вас уникальная семья. Большая, все время обновляющаяся, да еще и столько религий в ней переплетено…
КО: Да уж, семья просто огромная! Сейчас еще у всех маленькие дети появились. Все вдруг стали молодыми родителями (улыбается). Мамины подросли — и Клава теперь с удовольствием играет и с Лизой, и с Гариком. И да, среди нас есть и православные, и мусульмане, и католики. Еще и фамилии разные у всех моих детей, потому как мальчикам мою фамилию не дашь — ее окончание, по правилам литовского языка, указывает на то, что она женская. Конечно, я думала ее дать Клаве, но тут мама, наш третейский судья, выступила: зачем, мол, отходить от сложившейся традиции, пусть уж будет тоже папина. Значит, буду такая одна, уникальная в своем роде (смеется).


ЮГ: Но так ведь оно и есть. Никто не сомневается!