Теплое течение Орбакайте

Домашний очаг
Татьяна Абдюханова

Кристина, 4 года назад на вопрос «Домашнего Очага», какой ты видишь свою жизнь лет через 15, ты сказала: «Надеюсь, так же все и будет»… Изменилось у тебя многое — и в творчестве, и в личной жизни…

Я с тех пор и не даю себе зароков.

А ты рада этим переменам или «прошлого немного жаль»?

Не люблю оглядываться назад. Но и пробивать лбом потолок не буду. Я человек, который следует течению и радуется тому, что оно в данный момент дает. Меня радует Дэнька, он рано пошел, рано заговорил… И в семье все, слава Богу, хорошо, и в профессиональном плане.

Про дела семейные мы еще поговорим, а что новенького происходит у «деятеля искусств» — кажется, так ты определяла свою будущую профессию в детстве?

Да, мне тогда казалось, что это словосочетание означает «что-то делать в искусстве». И очень этого хотелось, вот только в каком виде искусства, не знала. И до сих пор не определюсь: я, как спрут, распустила щупальца в разные стороны. Окончила ГИТИС, играю два спектакля (один из них «Барышня-крестьянка» в театре Ермоловой — наш дипломный спектакль, вышедший на большую сцену). Снимаюсь в рекламе. Но, конечно, основное — это эстрада. Песни, сольная программа, балет, костюмы, гастроли -все это занимает большую часть и времени, и мозгов. Хотелось бы еще хорошего фильма, сценария. Вроде сейчас кино на ноги встает, но пока все происходит в обход меня. Жалко. Не то чтобы это была идея фикс, но, мне кажется, я могу сделать что-то интересное в кино. Но, опять же, надеюсь здесь на течение — оно вынесет на новые встречи, знакомства и, может быть, уже завтра мне принесут какой-нибудь потрясающий сценарий…

Ты съемки в рекламе тоже относишь к искусству?

Да, это оказался интересный творческий процесс. Dirol — датский продукт, и его реклама снимается в Дании. Я увидела, как надо снимать рекламу, клипы — все четко, отлаженно, никаких простоев. Одно удовольствие! И им со мной понравилось работать… Плохо о рекламе говорят те актеры, которых не зовут в нее. А те, кто снимается, молчат, потому что знают — это нормальная актерская работа.

Кристина, а не хочется просто пожить для себя, расслабиться, тем более ты можешь себе это позволить при муже — преуспевающем бизнесмене?

Я достаточно самостоятельный и свободолюбивый человек и никогда не просила денег ни у мамы, ни у мужа — сейчас. Я максимально обеспечиваю себя сама — мне это просто нравится. Еще и подарки люблю делать своим близким… Я до шестого месяца беременности работала, а когда уходила в декрет, в шутку говорила: «Ну вот, придется вам какое-то время меня, такую тунеядку, потерпеть на своей шее». По, кстати, все равно я в тот период записывала песни, выпустила альбом, снимала клип. Это все стало неотъемлемой частью жизни. Да и не могу людей, которые у меня работают, бросить. Конечно, мне не нужно думать о том, чем семью кормить, и я имею возможность все заработанные средства пускать в дело. Аппаратура, запись песен и клипов — все делаю на собственные деньги. И в семье эту самостоятельность ценят и уважают.

Ты переехала жить к мужу в загородный дом. Удалось что-то сделать в нем по своему вкусу? Или при такой беспокойной жизни об этом нет времени и думать?

Ну почему же! Когда я ждала Дэньку, у меня вдруг появился такой бзик (говорят, он характерен для беременных) — я захотела сделать ремонт. Обновили прихожую, гостиную, сделали детскую. И я успокоилась, что хотя бы какую-то часть дома оформила, как хотела. Надо сказать, что жизнь за городом, хоть и совсем рядом с Москвой, — это очень хорошо для детей. Дэнька растет сильным, активным. И Никита, уж на что городской ребенок, так полюбил природу! Он всю неделю в городе, поскольку учится в школе, но на выходные — обязательно к нам или к «Аллочке на дачу» (он маму не называет бабушкой, говорит, что неудобно: она у нас такая молодая).

Алла Борисовна тоже перебралась за город?

Да, и она очень трепетно относится к своему дому, он задуман и построен ею. Летом я была в полном шоке, впервые в жизни увидев, как моя мама сажает цветочки на грядке. Она, которая цветы принимала только в виде букетов и корзин! А тут какие-то фиалки, анютины глазки… Эта загородная жизнь на нее так влияет, она может оттуда днями не выезжать, ей даже не хочется в городе появляться, потому что на природе действительно очень хорошо, спокойно, воздух замечательный. Тем не менее она записывает новые диски, с концертами выступает… Сейчас, после многих лет моей самостоятельной творческой карьеры, решила мне помогать — не в смысле «проталкивания», а профессиональными советами: приходит на записи, слушает, подсказывает что-то, например в аранжировке.

А маленький зовет ее бабушкой?

Да, она сама просит: пусть хотя бы этот бабушкой зовет. Никита для меня скорее как младший брат, для нее — сынок. А Дэни — внучок! Когда Никита только родился, она все говорила: вот он пойдет, заговорит, мне с ним станет интересно, и я его заберу. Ну мы, естественно, думали, что все это она загибает, никогда в жизни им не займется, но — наступил такой период. Мама мне очень помогла, когда только появился Дэни. Она разгрузила меня, забрав Никиту с собой в большой сольный тур. Он с нежностью вспоминает то время: перелеты на своем самолете, походы с музыкантами (мама их отправляла) в луна-парки… К концу гастролей он совсем освоился. Спускался по трапу — а там фотографы, он и говорит бабушке: «Видишь, как меня везде узнают!» Она ему: «Ах ты нахал, ты же со мной, это не тебя, а меня узнают».

Кристина, как Алла Борисовна отреагировала на ваш союз с Русланом?

Она была несколько ошарашена, это было как гром среди ясного неба: я поставила ее перед фактом. Но так уже бывало по жизни, и мама знает, что если я что-то решила, то меня трудно переубедить, отсоветовать. Ей никогда не приходилось за меня что-то решать, поэтому и тут ей оставалось только сказать: «Ты взрослая, у тебя своя голова на плечах, и я тебе доверяю». Ну а когда они с Русланом познакомились, то очень друг другу понравились, и теперь для Руслана лучшей тещи нет, и мама за нас рада.

А вы познакомились на какой-нибудь тусовке?

У нас не было такого вот: здрасьте, познакомились, и все. Мы знали друг друга достаточно давно, вращались в одном кругу, хотя Руслан и не из шоу-бизнеса, но появлялся на наших мероприятиях, я участвовала в организованных им, когда он помогал каким-то творческим людям. Но в один момент, видно, звезды так повернулись, что наши фокусы сошлись друг на друге, совпали. Мы проговорили весь вечер: о детях, о жизни — и возникла какая-то близость интеллектуальная, понимание. Нам интересно было друг с другом разговаривать. И с тех пор мы стали друг друга замечать, общаться… Так вот все постепенно и сложилось.

Свадьба была? Или ты так и не прониклась душой к этому ритуалу?

Нет, со свадьбами у меня как-то не складывается. Да и нужды в печати нет никакой. Может быть, когда-нибудь, когда, скажем, Дэни будет жениться, мы параллельно с ним тоже свадьбу сыграем. А пока в стране такая ситуация, не хочется устраивать пир во время чумы.

Ты, Кристина, католичка, наполовину литовка, Руслан — мусульманин, чеченец. Как существует столь интересный тандем? Глава семьи, конечно, он? 

В некоторых вещах главный Руслан, в некоторых — я. Но я готова отдать ему все полномочия по дому: такая огромная ответственность — быть главой семьи. Я на это совсем не претендую, буду лучше «шеей». А в общем мы легко находим общий язык, компромиссы. Наверняка есть масса точек преткновения, из-за которых любой другой кавказский мужчина мог бы взорваться. Например, моя работа — постоянные гастроли, разъезды, отсутствие дома… Но поскольку мы встретились уже зрелыми людьми, состоявшимися личностями, с работой, с детьми (у Руслана есть еще 6-летняя дочь), то понимаем друг друга. Руслан знает, что я без своей профессии увяну, как цветок, а ему не хочется этого. Он радуется моим успехам, гордится, когда у меня что-то получается. Он и сам трудоголик. Мы много работаем, мало бываем вместе, но очень дорожим друг другом.

А когда вы вместе, что делаете?

Можем выйти куда-нибудь с тремя детьми. Получается такой беспокойный выводок, что, когда возвращаемся в конце дня, выжаты с Русланом как лимоны. Как, думаем, многодетные семьи живут? Но мы надеемся, что, когда дети вырастут, станут помогать нам и друг другу. Мы хотим, чтобы они были дружными и чтобы у них были бы семейная взаимовыручка, взаимопонимание, взаимозащита.

А мысли еще об одном ребенке вас не посещают?

Пока нет. Ну куда нам — чтобы очередные няни сидели. И так у каждого по няне.

Я читала в каком-то интервью, что Руслан — охотник и рыбак. Кормит вас своими трофеями?

В летний период мы практически все время питаемся у мангала — что наш добытчик добыл. Он сам все и готовит — никому не доверяет. Надо сказать, у него это очень хорошо, необычно получается. А я в последнее время способна только на завтраки, на что-то быстрое, удивлять такого умельца своими кулинарными способностями не имеет никакого смысла. Если же не так что сделаешь — недоваришь, переваришь, так приходится еще и оправдываться.

Кристина, вот ты приходишь домой и…

…сразу скорее бежим с Дэнькой друг к другу, обнимаемся, он мне что-то рассказывает, тянет в свою комнату показывать свои достижения — рисует уже красками, стишки читает. Да, ему даже просто достаточно быть вместе со мной в одной комнате, пока я что-то делаю, переодеваюсь, убираю. Не обязательно с ним играть, его одно мое присутствие успокаивает. Мама дома, папа дома — и он спокоен. Когда Никита в школе, Дэни его вспоминает: «Кита в городе».

А с папой, с Пресняковым, Никита общается?

Да, почему нет. Я не из тех сумасшедших матерей, которые бывают против такого общения. Я убеждена, что ребенку, особенно сыну, обязательно нужен отец. Поэтому тут все зависит только от отца: когда их семья хочет увидеть Никиту, когда они свободны (а у них тоже часто гастроли), я с радостью его отправляю к ним.

Руслан не ревнует тебя к прошлому?

Мы стараемся это не обсуждать. У каждого из нас была прошлая жизнь.

Что же за стержень держит семью, не давая ей распасться? И куда он вдруг порой исчезает, увлекая за собой всю конструкцию?

Мне трудно пока рассуждать на эти темы. Вот будет мне лет 70, и я стану писать мемуары, тогда и сформулирую, наверное. Думаю, что помимо любви должны быть понимание и доверие, уверенность в человеке, который рядом. А когда эти чувства пропадают, то это, наверное, Бог разводит людей. Значит, так надо.

 

Текст: Татьяна Абдюханова.