Трудно быть Лией Ахеджаковой

Теленеделя
Алла ЗАНИМОНЕЦ

Меня вылечил мамин крестик

- Третья часть фильма «Любовь-морковь» оказалась для меня самой сложной, поскольку предстояло перевоплотиться в женщину, намного старше меня. И не в какую-то тетку, а в любимую всеми актрису Лию Ахеджакову. Пришлось серьезно подумать над образом, чтобы не перегнуть палку, не уйти в фарс или пародию. В комедии, между прочим, самое главное - не переборщить.

- Вы когда-нибудь пробовали представить себя в старости?

Да, но получалось очень смутно. Наверное, буду такой ворчливой сухонькой старушкой, гоняющей по дому всех – детей, внуков, правнуков. Главное - хочется быть именно сухопарой старухой, а не расплывшейся жабой! Если серьезно, то, представляя старость, почему-то всегда думаю о Лидии Николаевне Смирновой, с которой мне посчастливилось встречаться. Ей было уже за 70, когда мы оказались вместе на каком-то кинофестивале. Ее жизнелюбие, оптимизм меня поразили. Каждое утро она начинала с упражнений с гимнастической палкой. Говорила: «Возраст женщины в ее осанке». А какие рассказывала истории из жизни! Уникальный человек…

Вы получали советы от людей, мнением которых дорожите?

- Самый главный человек, которого я безмерно уважаю и кому доверяю на сто процентов, это, конечно мама. Она да бабушка, которая меня воспитала и которой уже нет на свете - самые дорогие мои учителя.

…У мамы был нательный крестик, который она сделала из обручального кольца после развода с папой. На крестике гравировка: «И это мгновение пройдет». Как-то я очень сильно заболела, не могла ехать на гастроли, и она надела на меня этот самый крестик. Говорят, не очень правильно – носить кресты других людей, но мне он помог, и я быстро выздоровела. Мама объяснила, почему не только в горе, но и в радости человек должен понимать, что буквально все в этом мире проходящее: и эйфория от успеха, и праздники, и яркие эмоции, а также боль, отчаяние… И в горькие минуты, и в радостные желательно помнить, что завтра все может резко измениться. А еще мама не уставала мне повторять: надо все предвидеть.

Ну не все-все-все, а по мелочам. Я ведь росла угловатым ребенком, не смотрела под ноги, бесконечно падала, поскальзывалась на ровном месте, билась локтями о косяки дверей, а если взмахивала руками – посуда летела. Этакая девочка-авария. В принципе, я такая до сих пор. Мама при этом не ругала, а терпеливо повторяла: «Кочку впереди ты обязана увидеть заранее, издалека». Этот ее совет я больше отношу к сцене, в жизни мне все равно не удалось себя переделать. Так вот, поскольку я не всегда работаю на идеальных площадках мамин совет очень кстати. Я много езжу по стране и выступаю на разных сценах – и нормальных и не очень - с торчащими гвоздями, выбоинами. У меня давно вошло в привычку тщательно обследовать каждый сантиметр сцены, не дай Бог зацепиться каблуком или люка не заметить.


Чем больше разочарований, тем я крепче

- Алла Борисовна как-то рассказывала: когда вы были маленькой и, плача, просили ее не ехать на работу, она успокаивала: «Ну ты же хочешь красные сапожки? На них надо заработать денежки». Как вы объясняли детям свое отсутствие? Ведь тут про сапожки рассказ уже не пройдет - не ради же денег вы работаете…

- Почему? Я не дочь Рокфеллера, мне тоже надо зарабатывать. Да, я замужем, и мой супруг не сидит без дела, но ведь он не царь. Так что мнение о том, что в нашей семье и так все есть - ошибочное. Деньги нам нужны постоянно, как всем смертным, мы тратим их на детей, на обучение, на лекарства. Первый гонорар я получила в 12 лет за съемки в фильме «Чучело». Сейчас уже и не помню, какую сумму. Знаю только, что мама положила деньги на сберкнижку. В то время магазины были пустыми, и я даже не представляла, как гонораром распорядиться. Поэтому решила, что эти деньги больше пригодятся семье. Мама и так меня баловала: с гастролей обязательно привозила и одежду, и туфельки, и игрушки. Финансовая независимость женщине необходима, к тому же я так люблю делать подарки близким людям! Это у нас семейное. Традицию заложила мама, я подхватила, дети продолжили. Копят-копят карманные деньги, чтобы на мой день рождения купить какую-нибудь полезную с их точки зрения вещь. Никита, например, года четыре назад приобрел мини-холодильник для газировки. Я ее особо не пью, это он любитель, но мне понравилось, с какой тщательностью сын продумал подарок, как волновался, вручая. До сих пор, кстати, пользуюсь его презентом: минералку в нем остужаю. Особенно оценила этим летом… А Дени подарил мне недавно домашние тапочки с фонариками, чтобы, если вдруг захочу прогуляться ночью по квартире, легче ориентировалась в пространстве. Жаль, что, по закону подлости, как только на носу Новый год или дни рождения, подходящего подарка не найти. Поэтому мы устраиваем сюрпризы без повода. Но это касается только взрослых членов семьи. Сыновьям, чтобы на шею не сели, дарю подарки не просто так, а по праздникам: на Новый год, день рождения или в качестве поощрительного приза за хорошее окончание четверти или учебного года. По этому вопросу они меня не напрягают, знают, что по мановению волшебной палочки заветное желание не исполнится: надо постараться и подождать. Никита давно обмолвился, что мечтает об электронных клавишах, чтобы сочинять мелодии. Конечно, я могла немедленно выдать ему требуемую сумму, но это неправильно. В общем, клавиши он получил только на Новый год. А Дени у меня вообще ничего не просит, порадовать его легко – купить, например, очередного робота-бакугана. Ему, правда, уже тринадцатый год, но он как-то задержался в детстве. При этом отлично разбирается во всех компьютерных новинках. Возвращаюсь с гастролей, а сын встречает меня с какой-то новой штуковиной, которую я еще не видела.

Меня радует, что сыновья растут не жадными людьми. Карманные деньги в их руках просто горят – все тратится на подарки друзьям, подругам, родственникам. Меня это совершенно не раздражает, наоборот, думаю – ну молодцы. Хотя позволяю себе поворчать немного: «Надо копить, быть бережливым, знать цену деньгам, они не легко добываются», ну и в таком духе.

- Удается ли вам порадовать Аллу Борисовну и чем именно?

- Вообще-то она всегда радуется подаркам, причем, неважно – дорогой он или мелочь какая-нибудь. Долгое время мы считали, что беспроигрышный вариант -  очередной балахон, потому что она их страшно любит. И я покупала эти самые балахончики всегда и везде - в любой стране мира. Но, похоже, мы ее достали такими подарками. Теперь она может и поворчать: «Тут рукава узкие, а здесь вообще рукавов нет…». Как-то я подарила ей накидку, а через год она мне ее вернула: «Все равно не ношу». А я вот ношу, и с удовольствием, мне подошло.

- Когда вы поняли масштаб личности Аллы Борисовны? Помните, был такой анекдот: «Брежнев – это мелкий политический деятель времен Аллы Пугачевой»…

Помню, конечно! В то время трудно было представить страну без Брежнева. Я улыбалась вместе со всеми, хотя и понимала, что истина в анекдоте есть. Поскольку мама есть мама, богиней я ее, конечно, не считала и бесконечно не восторгалась. Меня не масштаб ее популярности волновал, а дела более прозаические. Я маму видела редко, скучала и мечтала, как можно больше времени проводить вместе. В каникулы с радостью ездила с ней на гастроли. А если мама была в Москве, дни напролет болталась рядом, сопровождала на концерты, причем, ненавидела сидеть в зале - только за кулисами! Хотелось ощущать себя не простым зрителем, а членом команды. Так ни разу в жизни и не смотрела на маму из зала.

- В прессе писали, что у Аллы Борисовны серьезные проблемы со здоровьем и недавно она была госпитализирована. Как она сейчас себя чувствует?

- Сейчас все нормально. Стоит известному человеку зайти к врачу, как желтая пресса сочинит Бог знает что! Четыре года назад выяснилось, что у мамы проблемы с сосудами. Пришлось делать стентирование - операция несложная, даже без наркоза. Но «стенты» надо постоянно менять, а она ленилась и только перед Новым годом мы заставили ее отправиться в клинику. Слава Богу, что мама более-менее нормально себя чувствовала и к врачам пошла сама, а не приехала на «Скорой». И ей сделали очередную плановую операцию, не более того.

- Третья «Любовь-морковь» снималась в сложный период, когда у Гоши Куценко серьезно болели родители. Какими словами вы его утешали? Или считаете, что лучше не лезть в душу?

- Я, действительно, не лезу в душу, особенно к мужчинам. Если захочет, сам расскажет. Но Гоша - очень открытый человек, а за три фильма мы настолько сдружились, что теперь у нас секретов нет. Если, допустим, мы с Гошей не виделись два дня, то при встрече он в деталях расскажет буквально все, что за это время произошло! Вот почему я была в курсе то, что у его папы, Георгия Павловича, осенью случился инфаркт, а потом у мамы, Светланы Васильевны, нашли онкологическое заболевание. Гошка очень переживает, его родители - просто золотые люди. Светлану Васильевну на съемочной площадке все любят: она часто приезжала, подкармливала нас тортиками, пирожками…

- Как вам кажется, уныние – действительно, страшный грех? Вам когда-нибудь была жизнь не мила?

- Нет, грех на душу не беру, на жизнь не ропщу. У меня, как и у всех, бывает плохое настроение, неважное состояние, нагромождение проблем и неприятностей, но и тогда белый свет мне мил, просто очень хочется, чтобы время пошло быстрее. Так что жизнь я люблю во всех проявлениях, и в сложных ситуациях тоже. Скажу больше: мне даже приятно из них выкручиваться, выкарабкиваться. После таких перипетий еще больше ценишь то, что имеешь, друзей, близких. Мне нравится становиться сильнее и сильнее. Чем больше разочарований, тем я крепче.


В Москве Никита замыкается в себе

- Ваш старший сын Никита живет в Нью-Йорке и учится в американской киноакадемии. Душа не болит за него? Как ни крути, не такой он и взрослый, всего-то 19 лет…

- Никита проявлял самостоятельность с самого раннего детства. Учиться в Америке – его идея. Я интуитивно почувствовала, что не стоит его придерживать около себя: в Америке он сильнее раскроется как личность, нежели здесь. Тут, скорее всего, его затюкают. Он вообще болезненно воспринимает собственную узнаваемость и популярность нашей семьи. Я его отлично понимаю, сама по полной программе все прошла. Но мне как девушке было проще не обращать внимания на издержки маминой популярности, а ему юношеский максимализм мешает. Поскольку Никита хочет работать в кино и крутится именно в этой области – снимается, делает ролики - то упреки в блате слышит постоянно. Конечно, ему обидно: абсолютно все он делает сам и главное - от души. О каком блате мы говорим, если я никогда за него не просила, так же как и мама за меня? Почему-то актерскую династию считают блатом. У нас ведь люди как рассуждают: династия врачей, учителей, сталеваров – это почетно, а актерская – позорно. И если дети известных артистов пошли по родительским стопам, значит их «пропихнули». Никите за океаном жить не совсем комфортно, он привязан к семье, скучает по мне, отцу, брату, бабушкам, дедушкам, друзьям. В Москву прилетает с радостью, но чувствует себя здесь не свободно - замыкается, отказывается лишний раз выйти из дома. Общается только с друзьями, с нами да еще к маме в ее дом на Истру наведывается.

Младший сын более общительный. Но он пока в творчестве ничего не сделал. Может, тоже изменится под влиянием обстоятельств.

- Кристина, а сколько времени вы посвящаете детям? Может быть, есть «родительский день», когда отключаются телефоны и вы отказываетесь от съемок и выступлений?

- Нет, я не могу все бросить – работа значит для меня очень много. Но когда появляется свободное время, включаю сирену: «Денни, быстро ко мне!». И бежим куда-нибудь развлекаться - в кино, в театр, на каток, в парк Горького. Сама ни на коньках, ни на лыжах не катаюсь, а стою с краешка, вся укутанная, и мерзну. Я же говорю – неуклюжа. С Никитой у нас уже не такие близкие отношения, это понятно, он стал взрослым: «Мам, как дела?», поцеловал и убежал. А что ему со мной сидеть? В кубики играть, мультики смотреть? Уже неинтересно. Как ему ни позвоню, ответ один: «Извини, я занят!» То на съемках, то в киноакадемии, то по скайпу с кем-то общается. Я не обижаюсь, понимаю, что просто возраст у него такой… И если не звонит сам – значит, все в порядке. Надеюсь, что, когда повзрослеет еще больше, начнет более откровенно делиться со мной мыслями и проблемами. Про его жизнь в Америке я итак все знаю. И с его девушкой мы знакомы: в декабре ребята приезжали в Москву, жили у меня. Я не лезу к ним с комментариями, в нашей семье принято уважать поступки и решения друг друга, да и что толку поучать? Я ведь за Никиту жизнь не проживу… Иной раз, правда, не удерживаюсь, «включаю командира»: «Ребята, вы учитесь больше, будьте аккуратными, квартиру держите в чистоте, готовьте дома, что вам в кафе ходить». Никита не любит подливок и соусов, так что ему домашняя пища больше подходит. Я все это говорю, но понимаю, что Никита все равно поступит так, как считает нужным. Несколько лет назад он увлекся паркуром, следствием стало сотрясение мозга. Переломанные руки, ноги – все это уже было, но такой уж у него характер: давить и требовать, чтобы он прекратил, бесполезно. Только ссору вызовешь. Явно, не в меня он пошел: экстрим и я – несовместимы.

В первой части «Любови-моркови» мне пришлось плавать под водой. Это был ужас! С какими скандалами меня загоняли под воду, вы бы видели… Меня просто топили, а я кричала, что не пойду… До рождения детей я была более безбашенная, а потом начала осторожничать - боюсь и высоты, и глубины, и скорости. Лишний раз не рискую, мне еще детей поднимать.

- Сыновья выросли такими, какими вы и представляли?

- Еще рано подытоживать, все впереди, им расти и расти, а мне - воспитывать и воспитывать. Никита - спорщик, постоянно отстаивает собственное мнение. Я до сих пор не разобралась, Телец он или Близнец, потому что родился 21 мая – на стыке знаков. Получился абсолютным мятежником, за что в детстве ему от меня попадало. Диалоги мы вели на повышенных тонах, а как начнем спорить – просто нашла коса на камень! Вот Дени – дипломат, с ним всегда можно договориться. На мой взбрык спокойно просит: «Мама, только не кричи!» Эти слова приводят меня в чувство. Моя мама называет меня спичкой: взорваться могу моментально, но быстро отхожу. Мои домашние или подчиненные, прекрасно знают: надо просто подождать минут десять. Я не истеричка, гавкнуть могу, но сама потом от этого страдаю. Что меня выводит из себя? Непрофессионализм, несдерживаемые обещания, да мало ли причин…


Миша просит меня не краситься

- Ваши отношения с Аллой Борисовной очень теплые, но почему о том, что вы вышли замуж за Михаила, она узнала лишь через год?

- О том, что мама с Филиппом поженились я тоже узнала случайно, по радио. Видимо, это у нас семейное… На самом деле, конечно, от мамы я ничего не скрывала, просто так получилось. Мы с Мишей хотели сделать красивую свадьбу в Москве, но, когда навела справки, как выйти замуж за иностранца (бизнесмен Михаил Земцов – гражданин США – Прим. ТН), поняла, что придется потратить полгода и здорово потрепать нервы. А в Америке у нас на эту процедуру ушло два дня. К тому же Миша по натуре человек скромный, не любящий внимания прессы. Он мне предложил: «Давай пока не будем никому говорить». Я поддержала. Помню, какой у него вызвало шок то обстоятельство, что наша семья в России очень известна. Когда мы познакомились, он понятия не имел, кто я, кто моя мама.  И вот мы первый раз оказались с ним в Москве, пошли на какое-то мероприятие – так он долго не мог придти в себя от удивления, что и к нему журналисты проявят повышенный интерес.  Это сейчас уже привык. В общем, мы поженились и забыли. Никаких торжеств не было, все легко и спонтанно: пошли в Майами в загс и расписались. Это случилось шесть лет назад, 9 марта 2005 года. Раскрылось все совершенно случайно, когда я и мои музыканты получали рабочую визу в американском посольстве. Мы туда отправились всем коллективом. Когда ребята услышали, что у меня муж - американец, закричали: «Да как ты могла от нас это скрыть?!»

- Что, помимо семьи и работы, вам интересно?

- Да много чего! Раньше в моих приоритетах, действительно, значились только семья да работа. Если было меньше гастролей, я посвящала себя семье. А когда число концертов увеличивалось, погружалась исключительно в работу и совершенно не хотела отдыхать. Просто не уставала. Такой период, без тайм-аутов, длился лет пять. Все изменилось, когда я впервые оказалась в Майами. Раньше, стоило мне приехать на курорт, я умирала от скуки через три-четыре дня. Выспалась, позагорала, сходила в магазин - и все, мне надо что-то делать! Сидишь, нервничаешь: «Пока я здесь прохлаждаюсь, в Москве столько забот!» И вот лет десять назад, я приехала в Майами с детьми на зимние каникулы. Потом еще раз приехала. И еще. Постепенно обрела там новых друзей, нашла старых - из Москвы. Стало интересно там бывать, сложился круг общения. Семь лет назад я встретила там Мишу и стала ездить туда, как домой, потому что у нас там квартира. Соответственно, появился быт, и я всегда при деле, мне есть чем заняться, я уже не турист и не бездельница. Вот именно такой отдых – пробежка по кромке океана, йога, друзья – мне и нужен. Прилетаю в Майами и полностью отключаюсь от проблем, расслабляюсь и думаю только о здоровье, о спорте да о себе. Мише нравится, что там я хожу ненакрашенной. Когда вечером идем ужинать, он просит: «Только много не красься!» – «Я только попудрюсь да реснички подчеркну» - «Ну вот, снова очень сильно».

- Семья – это труд? Как вам кажется?

- Да, труд, но не односторонний. Я ценю отношение Миши ко мне, поэтому стараюсь не создавать ему проблем, не вредничать, не истерить. То, что мы проводим много времени в разлуках - неизбежность. Расставания нас, разумеется, не радуют, но что поделать, если познакомились мы в другой стране, в зрелом возрасте и оба не в состоянии изменить образ жизни. Это можно расценить и как спасение – мы очень скучаем друг по другу - и как наказание, потому что без Миши я не могу разобраться с бытовыми вопросами, в которые не хочу лезть.

- В этом году вам исполнится сорок. Пугает дата?

- Нет, наоборот, с каждым годом мне интереснее жить, ощущения становятся более яркими. Да и потом, только недавно я вновь стала обращать внимание на детские коляски. Очень хочется родить малыша. Еще недавно и представить себе такого не могла, но, видимо, Миша убедил, что пора уже выйти из состояния – работа да старшие дети на уме. И подружки – ровесницы, недавно родившие, подливают масла в огонь - требуют от меня девочку. Придется, значит, прерваться на какое-то время. В общем, будущее меня радует. Не знаю, что там, какие мне судьба приготовила сюрпризы, на какую стезю меня занесет, поэтому пока ставлю многоточие...

Алла ЗАНИМОНЕЦ


Досье

Когда и где родилась: 25 мая 1971 года в Москве

Знак зодиака: Близнецы

Семья: мать — Алла Пугачева, певица, актриса; отец — Миколас Орбакас, артист оригинального жанра; муж — Михаил Земцов, бизнесмен; дети — Никита Пресняков (19 лет), студент режиссерского факультета Нью-Йоркской киноакадемии, Дени Байсаров (12 лет)

Образование: окончила актерский факультет РАТИ

Карьера: в 1978 году дебютировала на телевидении с песней «Солнышко смеется» в передаче «Веселые нотки», в 1982 году исполнила песню «Пусть говорят» в программе «Утренняя почта», в 1983 году сыграла в картине Ролана Быкова «Чучело». С 1984 по 1990 год работала в балете «Рецитал», 
в 1992 году начала карьеру певицы. Выпустила 12 альбомов, среди них: «0 часов 0 минут» (1996), «Перелетная птица» (2003), «Слышишь — это я…» (2008) и др. Снялась в 15 картинах

Вкусы: еда — блюда итальянской кухни; напитки — белое сухое вино со льдом и газированная минеральная вода с лимоном; литература — «Театр» Сомерсета Моэма, «Анна Каренина» Льва Толстого, «Ночь нежна» Фрэнсиса Скотта Фицджеральда; кино — «Весь этот джаз» Боба Фосса, «Все о Еве» Джозефа Л. Манкевича; парфюм — Jo Malone